Неплюев Виктор Вячеславович

Хазова Ираида Алексеевна ← Художники Жукова Светлана Васильевна

Неплюев Виктор Вячеславович

Каталог работ В.В. Неплюева

«В пластике малых форм я иду от Азаровой», — с нескрываемой гордо­стью отдает Виктор Вячеславович Неплюев этим признанием свою дань таланту учителя. Но одновременно в его словах и уверенность в собствен­ных силах, в самостоятельности твор­ческого поиска.

С родителями Виктору, можно ска­зать, крупно повезло. Хотя, казалось бы, какое уж тут везение: оба — «дети вра­гов народа» и воспитывались не в семей­ном уюте, а на казенный счет. Вспоми­нать же детдомовский уют тех лет им как-то не очень хотелось. Отец отрабо­тал всю жизнь простым электриком, мать — счетоводом, бухгалтером, чер­тежником. Да и помотало их по стране изрядно: старший сын родился на Ура­ле, Виктор — в Сибири, одна дочь — на Камчатке, вторая — в Казахстане. И все же повезло — той неповторимой атмос­ферой доброй домашности, что отлича­ет дружные, крепкие семьи. Родители жить не могли без музыки, сами пели с охотой и изумительно ладно. А там, где всегда есть место задушевной песне, непременно царят мир, согласие и лю­бовь. Отец с юных лет играл на духовых инструментах, долгие годы руководил небольшим заводским оркестром. Мать во время войны пела в хоре имени Пятницкого. «Часто даже спе­циалисты удивляются: откуда  такая эмоциональная выразительность и про­фессиональная точность в моей скульп­турной серии — сюите «Музыканты». Серия большая — все духовики там. А вся она — из впечатлений детской еще поры, из семейной любви к музыке», — говорит Неплюев.

Школьные годы провел он в Джам­буле. Самая светлая память об уроках рисования: с восьми лет он ходил на этюды, рисовал натуру. И первым учи­телем был для него отец: он ведь тоже когда-то хотел стать художником, но война развеяла эту его мечту. В голод­ные победные годы в моду вошли на­стенные коврики с лебедями и озерами, березками и избушками. Старики пом­нят, как заполонили они тогда рынки от Москвы до самых до окраин. Вот им-то отдал дань и отец — на одну зарплату никак нельзя было содержать семью. Казалось бы, не ахти какое художество, но и коврики эти повлияли на жиз­ненный выбор Виктора. Уже с шести лет на вопрос: «Кем ты хочешь быть?», он отвечал: «Художником!».

А осознать призвание помог Виктору Михаил Федорович Куров — легендар­ный в Джамбуле человек. Был он всего-навсего педагогом в художественном кружке при Доме пионеров, но педа­гогом прекрасным, бескорыстно пред­анным искусству.

Тогда же обрел Виктор и своих куми­ров в живописи: купил отец литографии «малых голландцев» — Питера Брейге­ля, прозванного мужицким. Потом при­шла влюбленность в Репина и Сурикова, Васнецова и Маковского, Крамского и Шишкина. Но самыми любимыми на­всегда остались Серов и Брейгель, осо­бенно последний. «Очень он мне близок по духу,— говорит Виктор. Это гро­мадное скопление «муравейника челове­ческого», где много людей совершают какое-то действие,— это по мне, здесь ключ и к моему стилю. И когда учился, всегда думал, что буду рисовать карти­ны подобного плана».

Но неисповедимы пути становления мастера. В алма-атинское училище на отделение художника по театру посту­пил Неплюев со второго захода. «Имен­но там стал я художником,— считает он,— в Алма-Ате. Мы были первым по­колением хиппи, мы ничего не призна­вали, не подрабатывали, мы жили толь­ко искусством, для нас просто невозмо­жно было подработать пойти, плакат написать, получить деньги, никогда! По­сле училища послужил немного в театре художником, и меня забрали в армию. Два года провел на Байконуре. Там я по­стоянно рисовал для себя, писал».

Отслужив, Неплюев вернулся в Джам­бул, работал в местном художественном фонде и готовился к поступлению в ин­ститут.Строгановка, как и училище, открыла перед ним свои двери лишь со второго захода. Но попал не на живопись, как ему мечталось, а на керамику. Конечно, поначалу была досада, даже нечто вроде стресса. Однако очень скоро пришло острое ощущение: вот это — мое, это для души, и учеба пошла в удовольст­вие. Правда, с деньгами на хлеб насущ­ный здесь было туго, пришлось устро­иться дворником, и не где-нибудь, а в те­атре Вахтангова. Так вот повезло вчерашнему художнику-оформителю.

Делать диплом он решил в Дулево. Пора было определяться, куда же даль­ше — в Сибирь или в Казахстан? О Гжели не было мысли. Но приехал как-то в Дулево директор Кузяевского завода, увидел неплюевскую дипломную рабо­ту — наобещал златые горы и перема­нил парня к себе. Оказались же те зла­тые горы всего лишь миражом: кузяевскому делу нужны были середнячки-ремесленники, а не мастера, да и с жи­тьем-бытьем не складывалось. Вот то­гда-то и посватался Неплюев в сосед­нюю Гжель вместе с Федотовым, был он в ту пору главным художником. По­шли они к директору. Предложили ме­сто художника-оформителя, другого не оказалось. Он согласился, но с дальним для себя прицелом — он уже видел ма­лую пластику Азаровой и сразу понял: вот она, его жар-птица, нельзя ее упу­стить. И уже вскоре приняли его в одну из творческих групп, получил он «сво­бодный» — раз в неделю — день и с го­ловой погрузился в пластику малых форм.

Неплюев В.В. Квасник "Пряхи"«Работалось легко и с удовольстви­ем»,— говорил Неплюев, вспоминая первые месяцы обручения с промысла­ми.— Нам никто не мешал искать, экс­периментировать, и в чисто творческом ключе дышалось очень даже легко. Нас было несколько молодых художников, которые пришли в одно время: Юра Га­ранин, Маргарита Подгорная, Алек­сандр Царегородцев, Володя Бидак с же­ной Натальей, я. Затем Леша Рогов. И мы сразу стали участвовать в выстав­ках. «Полезли» в Союз художников, нас по первому разу прокатили, конечно, по­том что-то взяли, а уже потом мы и вов­се примелькались, и нас стали хорошо узнавать.

На первой же выставке в Манеже в 1981 году у нас был успех, да еще какой для молодых-то художников! Он нас по­разил.

Мне не верилось, что можно так хва­лить за какие-то, как сами мы считали, поделки. О нас даже статьи написали. Я и удивился, и приятно было. К тому же Министерство культуры у нас закупи­ло работы, и так дорого. Мы же бедно жили: 110 рублей зарплаты получали. Это нас здорово подтолкнуло. Я помню, меня тогда первый раз Азарова похвали­ла за скульптуру «Разносчица».

Неплюев В. В. ШкатулкаНу, а потом не повезло: в 1984-м у ме­ня случилось несчастье с правой рукой, она у меня после тяжелой травмы пере­стала совсем работать. Вызывает меня директор, говорит: «Раз ты не можешь сейчас работать практически, поработай теоретически». И назначает меня глав­ным художником. Задача: организовать, построить мастерские для всего коллек­тива художников, создать товарищес­кую творческую атмосферу. Ушло на это несколько лет. В 1984—1986 годах мы делали громадные выставки. В Вол­гограде, в Ленинграде — в Русском му­зее, в Новосибирске, в Москве. И сделал две персональные — в 1990-м в Казахстане, в Джамбуле.Вторую — через год в Москве. И там и здесь я выставлял и новые работы, и ретроспективные, кузяевские и гжельс­кие. Что-то вроде самоотчета к со­бственному сорокалетию…

Чайный наборНе только искусство Азаровой влияло на творчество Неплюева. Своеобразные де­коративные приемы обнаруживают связь его работ с более отдаленным ис­кусством Гжели — искусством майоли­ковой пластики. Как в фигурках XVIII века, скульптурные массы в произведе­ниях Неплюева плавно «перетекают», а соседствующие по традиции решаются в рельефе, конкретизируются в росписи и, лишь вычленяясь из общего объема, приобретают скульптурную форму. За­мысел автора обычно очень точно воп­лощается в декоративном решении, в ос­нове которого не столько фантазия, ско­лько пережитые реальные впечатления. Возможно, поэтому так убедительны ха­рактеры фигурок, так точны их позы, движения, в которых автор запечатлева­ет не случайное, а постоянное — извеч­ную красоту трудовых ритмов. Фигурки объединяются в тематические группы, имеющие определенные названия — «Дворники», «На лесозаготовке», «Сено­кос». Скульптор изображает рабочие моменты трудовых будней своего про­мысла. Убирая лишние детали, он со­храняет в фигурках конкретные черты реальных людей, что делает его скульптуру убедительной.

Набор шкатулок «Гжельские мастера»Поэзия сельского труда воплощена в скульптурных фигурках «Косит», «Вы­тирает пот», «С поля». Спортивная тема находит решение в серии скульптур «Борцы», «Хоккеисты». Скульптурные фигурки Неплюева вариативны. Иногда это едва заметно, а иногда очень значи­тельно и приводит к созданию новых образов. Вариативность позволяет авто­ру совершенствовать пластику форм, до­биваясь наиболее выразительного худо­жественного решения, объединяя группы фигурок в своеобразные скульптурные сюиты — «Народные промыслы», «До­машние заботы». И если декоративная скульптура Азаровой носит обобщенно­-видовой характер, то каждая фигурка Неплюева наделена конкретным харак­тером, выраженным средствами пласти­ческого языка, чем в значительной степе­ни объясняется столь сильное эмоцио­нальное воздействие его малой пластики…

Скульптура «Паровозик» малый
750 руб.
в зол. 1190 руб.
в кор. 1390 руб.
Скульптура «Жостово»
379 руб.
в зол. 520 руб.
Скульптура «Паровоз - Полный Ход!»
44500 руб.
Скульптура «Восточный базар» №2 (с дыней)
420 руб.
Скульптура «Восточный базар» №1 (с арбузами)
420 руб.
Скульптура «Восточный базар» №3 (с мешком)
420 руб.
Скульптура «Восточный базар» №4 (с баклажанами)
420 руб.
Скульптура «Восточный базар» №5 (В чайхоне)
400 руб.
Набор для специй «Восточный»
1600 руб.
Пловница
6900 руб.
Подсвечник «Фонарик»
450 руб.
Салатница «Восточная»
1800 руб.
Сервиз столовый «Восточный»
в/2 47877 руб.
полный 79190 руб.
Скульптура «Гжель»
293 руб.
Скульптура «Гжельские мастера» №1
380 руб.
Скульптура «Гжельские мастера» №2 (Мужчина)
380 руб.
Скульптура «Гжельские мастера» №3 (Мужчина с Вазой)
380 руб.
Скульптура «Гончар»
433 руб.
Скульптура «Дворник»
250 руб.
Скульптура «Дед и Баба»
260 руб.
Скульптура «Качалка» («Два козлика»)
599 руб.
Скульптура «Космонавт»
550 руб.
Скульптура «Паровоз»
2220 руб.
Скульптура «Пряха»
220 руб.
в зол. 330 руб.
Скульптура «Сенокос»
290 руб.
Скульптура «Турист»
250 руб.
Супница «Восточная»
6200 руб.
Хлебница «Восточная»
6100 руб.
Шкатулка «Грибки»
5900 руб.
Шкатулка «Лошадка»
540 руб.
Шкатулка «На Возу»
1200 руб.
Шкатулка «Яблочко»
500 руб.
Штоф «Пёс с метлой»
3000 руб.